13:13 

Чёрное на белом

Норда
Название: Чёрное на белом
Фэндом: Dragon Age: Inquizition
Персонажи: м!Лавеллан/Кассандра
Рейтинг: G
Размер: Драббл

Чёрное на белом – это красиво. Мысль приходит в голову настолько неожиданно, что Кассандра едва не спотыкается, налетев на неё, словно на реальное препятствие. Впереди маячит узкая спина Лавеллана, затянутая в белый шёлк. Собранные в хвост иссиня-чёрные волосы росчерком легли между лопаток. Вестник шагает плавно и неслышно, обманчиво легко взбирается вверх по узкой горной тропке. Ни единый камешек не сорвётся вниз из-под стопы, не хрустнет случайно задетая плечом ветка иссохшего деревца. Чем больше Искательница наблюдает за ним, тем чаще собственные движения кажутся ей резкими и неуклюжими. Позади что-то бормочет себе под нос Солас и неодобрительно ворчит Сэра. За последние несколько недель их короткие перепалки стали привычными. И силуэт идущего впереди эльфа ничем не отличается от того, каким был вчера, позавчера и пару десятков дней назад. Кроме того, что Кассандра вдруг поняла, что чёрное на белом – это красиво.
Они добираются до небольшой площадки почти у самой вершины скалы и останавливаются передохнуть. Солас подходит к самому краю и прикрывает глаза, подставляет лицо ветру – крошечная уступка извечной жажде свободы. Вестник рассеяно наблюдает за ним, присев на плоский камень. Синие прожилки лириума в навершии его посоха тускло мерцают в медленно сгущающихся сумерках. В отличие от странноватого бродяги-отступника, он не может позволить себе никаких уступок – ни больших, ни маленьких. Откуда в хрупком на вид существе находятся силы, чтобы не просто признать свою несвободу, но и мириться с ней, Кассандра не знает. По большому счёту, это и неважно, пока плечи Вестника гордо расправлены, а голос спокоен и твёрд.
У Лавеллана вечно слегка задумчивый взгляд и чуть отрешённая улыбка. Он смотрит на мир пронзительно-зелёными глазами, и Кассандра часто гадает про себя, были ли они такого же цвета до судьбоносного взрыва на Конклаве. Может ли статься так, что этим неправдоподобно ярким оттенком глаз Вестник обязан Метке? Она не решается спросить. Глупо было бы спрашивать о такой нелепице, когда небо готово порваться на лоскутки. Даже теперь, когда о так и не случившейся катастрофе напоминает лишь тонкая зеленоватая линия у горизонта, Искательница не чувствует себя вправе задавать подобные вопросы.
Четверть часа спустя Вестник поднимается на ноги, и маленький отряд продолжает карабкаться наверх, к новому дому и новым хлопотам.

* * *

- И вас не смущает, что вы вручаете власть эльфу? – в голосе Лавеллана звучит искреннее недоумение. – Вы ведь должны осознавать последствия подобного шага.
Лелиана держит на вытянутых руках тяжёлый двуручный меч с богато украшенной рукоятью, на её лице застыло слегка тревожное, но возвышенное выражение, приличествующее торжественному моменту. Всё, о чём думает Кассандра, это сможет ли хрупкий эльф поднять это произведение оружейного искусства одной рукой. И не свалится ли Вестник под грузом нежданной власти прямо на головы своих верных последователей. Она украдкой бросает взгляд вниз - до земли метров шесть, не меньше, хорошо хоть там растут какие-то кусты. Возможно, она успеет поймать новоиспечённого Инквизитора в полёте.
Лавеллан косится на меч опасливо и с таким откровенным сомнением, что Кассандре становится смешно.
- Я поймаю, если что, - тихо, одними губами говорит она, но Вестник слышит и не сдерживает облегчённого вздоха.
- Мы пойдём за тобой, куда бы ты нас не вёл, - добавляет она в полный голос.
Лавеллан хватается за рукоять меча и вздымает его над головой, остриём в небо. Со стороны кажется, что Вестник держит меч с лёгкостью, но Кассандра видит, как мелко дрожат напряжённые плечи и как закаменела узкая спина под неизменно белым шёлком. Лавеллан говорит о долге, об ответственности и грядущей битве с Корифеем. Голос звенит незнакомой сталью, летит над толпой вместе с ветром, сливается с камнями древней цитадели. Несколько тёмных прядок выбились из причёски эльфа и неряшливыми змейками расплескались по плечам. Чёрное на белом становится всё красивее с каждым днём.

* * *

Лелиана нервно меряет шагами комнату. Сегодня её личный, особенный ворон снова вернулся ни с чем. Кассандра ни чем не может помочь главе тайной канцелярии. Единственная, кто смог бы помочь – это сама Лелиана, но ворон опять вернулся без письма.
- Он не ответил. Я ведь даже не знаю, доходят ли до него мои письма, или их забирает кто-то другой, - жалуется бард. – Неужели так трудно написать хоть пару строк?
Кассандра подходит к бессильно склонившейся над заваленным бумагами столом женщине и сочувственно сжимает её плечо.
- У него может не быть под рукой пера и бумаги. Да и чернила могли пострадать в пути.
Лелиана нервно смеётся.
- Разумно. Но всё равно, встречу – уши оторву!
Через неделю ворон возвращается с маленьким медным символом Андрасте, привязанным к лапке.
«Очевидно, его уши ему дороги» - думает Кассандра, глядя на сияющую счастливой улыбкой Лелиану. В отличие от барда, ей нет нужды еженедельно гонять почтовых птиц. Можно просто подняться по лестнице в левом крыле замка и постучать в массивную дубовую дверь. Вопрос только в том, что делать, когда дверь откроется. Кассандра вовсе не уверена, что все эти взгляды и намёки Инквизитора ей не привиделись.
- А как ты поняла, что нравишься ему? – наконец решается спросить она.
- О, это было несложно, – усмехается Лелиана. – Он подарил мне совершенно очаровательного нага!

* * *

С балкона доносится радостное хихиканье Жозефины и приглушённый голос Инквизитора. Кассандра нерешительно останавливается в паре шагов от распахнутой двери. За спиной шумит бал, Императрица Селина празднует победу и слегка ошарашенные безумными событиями вечера аристократы особенно бурно предаются веселью. Сбежать с насквозь фальшивого праздника в относительную тишину дворцовых коридоров – единственно верное решение. Но, кажется, она обещала Лавеллану танец. Вот только…
- Леди Монтилье, вы, как всегда, бесподобны!
Вот только Инквизитор уже танцует. Идя прочь от балкона Кассандра думает о том, что у Жозефины слишком смуглая кожа. А ведь чёрное лучше всего смотрится на белом.

* * *

- И всё-таки никакой я не Вестник Андрасте, - тихо говорит Лавеллан, глядя в окно. – Как я и говорил с самого начала.
Кассандра отрывается от своего занятия и смотрит на него, в ожидании продолжения монолога. С описанием событий в Тени можно и повременить.
- И в Создателя я по-прежнему не верю…
- Да, я помню, ты веришь в ваших богов, - перебивает его Искательница. – К чему ты снова это мне говоришь?
Лавеллан коротко вздыхает и оборачивается к ней. Несколько минут настороженным взглядом изучает её лицо, а затем опускает глаза. Кассандре непривычно видеть его таким неуверенным, и странное ощущение неправильности происходящего накрывает её с головой.
- Не знаю, - пожимает плечами Инквизитор, - наверное, ни к чему.
Он выходит из комнаты и аккуратно прикрывает за собой дверь. С десяток минут Искательница сидит, зажав в пальцах перо и уставившись в пустоту, а затем срывается с места.
Она догоняет Лавеллана уже на улице, у выхода во внутренний дворик.
- Нам нужно поговорить!
Он резко оборачивается на её окрик и небрежно откидывает за спину взметнувшиеся тёмным крылом волосы. Чёрное на белом… Да что ж это за наваждение такое! Кассандра внезапно начинает злиться на него и на свою собственную глупость. Идёт война, а головы у них обоих забиты совершеннейшей чушью! Сказать, что ухаживания ей вовсе не нужны и сам Инквизитор тоже не нужен, оказывается на удивление просто, и она уходит, хлопнув тяжёлой дверью. Правда, уже через пару шагов дыхание перехватывает от чёткого осознания, что у неё есть не более нескольких секунд на то, чтобы исправить совершённую ошибку. Приходится остановиться и опереться рукой о стену. Воображение рисует удивительно чёткую картинку, она словно видит сквозь каменную кладку, как Лавеллан медленно разворачивается на каблуках и, заложив руки за спину, идёт прочь. Через десяток шагов он расправит плечи, чуть вздёрнет подбородок и исправлять что-то станет слишком поздно. В уютном кабинете по пути к ставке командования его будет ждать бесподобная леди Монтилье, которой совершенно не помешают ни война, ни эльфийские боги, ни прочие незначительные детали.
Сердце бешено колотится где-то в горле, когда Кассандра распахивает дверь и на одном дыхании выпаливает:
- Я соврала! Мне всё это нужно! Очень!
Выражение счастливого недоумения на его лице бесценно.

@темы: Креатив, Dragon Age

URL
Комментарии
2016-04-27 в 09:56 

Уууу, милота, как и Кассандра)) Только сегодня утром мой Лавеллан осчастливился и тут такая красота. Спасибо автору =)

URL
2016-04-28 в 01:02 

Норда
Всегда пожалуйста )

URL
     

Письма на снегу

главная