Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:51 

Паутина

Норда
Название: Паутина
Фэндом: Pet Shop of Horrors
Жанр: Ангст
Размер: Драббл
Рейтинг: G
Предупреждения: смерть персонажей

Я спрячу твой образ, вытерев пыль, поглубже, подальше:
За фотоальбомами, письмами, книгами, за чёрно-белым пейзажем,
Где деревья, туманы и льдины
Вплетены в паутину мостов:
Отношения эти как нить паутины –
Язык не жестов, не слов.
(с) Fleur


В маленькой церквушке тихо. Солнечные лучи, окрашенные стёклами витражей, рисуют на каменных плитах пола цветные пятна. Через час на длинные скамьи рассядутся люди: солидные мужчины в чёрных костюмах, слишком тёплых для жаркого летнего полдня, напоказ скорбящие женщины в шляпках с вуалями и белыми платочками в руках, чтобы в нужный момент можно было прочувствованно приложить их к сухим глазам. Наверняка, кто-то приведёт с собой детей, и те, устав от скучного и бессмысленного действа, начнут вертеться, шептаться и дёргать родителей за рукава, спрашивая, когда же они поедут домой. Среди всей этой толпы будет всего две женщины, чьи платки и правда намокнут от слёз, всего несколько мужчин, которых не будет заботить жара и неудобный воротничок рубашки, и один ребёнок, отказывающийся уходить даже по окончании церемонии.

Но это будет через час. А пока никого нет, можно выйти из затенённого уголка, подойти к гробу и осторожно поцеловать холодный лоб, почти не касаясь, провести ладонью по седым волосам и аккуратно смахнуть с пиджака невидимую пылинку.

И, с нежностью взглянув в спокойное лицо, наконец, отпустить последнюю ниточку, связывавшую его с миром смертных.

- Спите спокойно, детектив Оркотт. Вы прожили достойную жизнь.

На свете существовало не много людей, сумевших оставить след в душе графа Ди. Отголоски былых привязанностей всплывали в памяти яркими картинками прошлого, смутными сожалениями, мимолётной тоской. Тонкие, как паутина, связи беспокоили и одновременно делали жизнь объёмной и цветной. Но люди смертны.

Первая важная ниточка оборвалась болезненно и неожиданно через два года после отъезда графа из Лос-Анджелеса. Обычный патруль в самый обычный день. Лихач на спортивной машине, решивший, что успеет проскочить на мигающий светофор. Визг тормозов, удар, скрежет сминаемого железа, запах палёной резины и радужные ручейки бензина на асфальте. Банальная, но оттого не менее страшная авария, унёсшая жизни нескольких человек. В том числе и жизнь детектива Джилл Фрешни. Об этой трагедии Ди узнал из выпуска вечерних новостей, которые смотрел скорее по привычке, чем из интереса. Новость настигла его вечером, но пирожные казались несладкими, а чай горчил уже с утра. Перед сном Ди снял с туалетного столика в спальне фотографию в серебристой рамке и убрал в нижний ящик, для верности прикрыв пачкой старых контрактов. Слишком светло и беззаботно улыбалась Джилл, слишком жалобно зазвенела, обрываясь, нить. На похороны он не поехал – разумеется, из опасения столкнуться с Леоном.

Ни одному человеку не пришло бы в голову назвать чёрной полосой цепь смертей с разницей даже не в несколько лет, а в несколько десятков лет. Но для ками время течёт иначе. А для некоторых и вовсе не течёт, а несётся бешенным потоком, ломает хрупкие мостики, стачивает камни в мелкую гальку. Его люди уходили по-разному – счастливыми и умиротворёнными, как дядя и тётя Леона – с разницей в один день, удивлёнными и не верящими, как хозяйка Драйзена – собаки живут недолго и настал момент, когда больше некому было её защищать, или полными ярости и несбывшихся надежд, как Тайдзу – хозяин жизни, так и не решившийся променять прибыльное дело на погоню за сказкой. Для Ди время разделилось на два потока – до встречи с Леоном и после. «До» был долг, спокойная сытая пустота в сердце и полумрак магазинчика, полный шорохов и неосознанного ожидания. Его не интересовали судьбы людей, не трогали их печали, и уж конечно он не хранил на прикроватном столике их фотографий. «После» было ярким, раздражающим, полным эмоций и восхитительно неправильным. Мир смертных распахнул двери перед ками, и тот ступил за порог, чтобы познать смятение, неуверенность и впервые позволить человеку стать для него чем-то важным.

Сейчас, незаметно пристроившись на краешке самой дальней скамьи, Ди слушал о жизни детектива Оркотта и ни о чём не жалел.


* * *


- Что там у тебя, Тецу? – Пон-тян повисла на руке демона, безуспешно пытаясь заглянуть в письмо, которое тот читал с нарочито хмурым видом.
- Да так, ерунда, малявка.
- Ну дай взглянуть!
- Нечего тебе читать бумаги графа!
- А тебе значит, можно?! – возмутилась девочка.
- Я взрослый и мудрый, - осклабился Тецу, пряча смятый листок в карман жилетки.

Пон-тян фыркнула, отцепилась от его руки и, гордо задрав носик, удалилась в сторону своего любимого тазика с водой. Её ждала очень вкусная горка яблок.

Вот и славно. Незачем ей знать, совсем незачем. Тецу проводил девочку взглядом, и только когда она демонстративно уселась к нему спиной, позволил себе перестать ухмыляться. В животе было странно пусто, будто бы и не было полчаса назад сытного обеда. И отчаянно хотелось покусать кого-нибудь. Например, графа - за то, что уехал вот так, ничего им не сказав. И одновременно ткнуться ему в ладони кудрявой головой, зажмуриться и молчаливо благодарить. За то, что уехал вот так, ничего им не сказав.

- Как тут у вас делишки? – в гостиную, зевая, вошёл молодой человек, в расхлябанной рубашке и потёртых джинсах. – Никого не сожрали за ночь? А то Ди мне потом все мозги выполощет, что я не уследил. Как будто я могу что-то запретить здоровенному тигру. Или какой-нибудь экзотической фигне.

Человек плюхнулся на диван и, задумчиво взъерошив светлые волосы, потянулся к забытому графом на столе глиняному чайничку. Приподнял крышку, вдохнул обманчиво сладковатый аромат чайных листьев и поставил чайничек обратно.

- Куда, интересно, он так спешил, - пробормотал блондин, рассеяно рассматривая маленькую чашку, наполовину наполненную безнадёжно остывшим и перенастоявшимся чаем. – Слышь, баран, тебе это чудо расписное тоже не сказало, куда уматывает? «Ах, мой дорогой, у меня появилось срочное, неотложное дело! Что? Нет, ты не можешь со мной поехать. А я сказал, не можешь. И кто-то же должен присмотреть за магазином»!

Тотецу сердито фыркнул, но, против обыкновения, не стал в ответ покушаться на джинсы грубияна, а только, раздражённо стуча когтями по полу, удалился вглубь магазина. Ему хотелось найти тихое и тёмное место, свернуться клубком и заснуть на тысячу лет, чтобы проснувшись не помнить голубых глаз и озорной детской улыбки.

Леон усмехнулся и взял чашку в руки, зажал между ладонями, всмотрелся в зеленовато-жёлтую жидкость. На дне замерли мелкие чаинки. Бывший детектив отхлебнул холодный чай и поморщился. Горько. Но сейчас это было даже к месту. Ди, его идеальный отстранённый Ди, позволяющий себе терять свою безупречную маску только перед ним, вернётся завтра. Так что пусть горько будет сегодня. Ди не знает, что все его усилия абсолютно напрасны. Что, как бы он ни скрывал причины некоторых своих внезапных отъездов, Леон замечает, как после возвращения исчезают с изящного туалетного столика фотографии в серебристых рамках. И что до нынешнего спешного отъезда там оставалась всего одна, он тоже, конечно, заметил. В магазине нет календарей. А через несколько лет после того, как Леон поселился тут, сломался телевизор, и Ди с заметным облегчением выбросил его на помойку, наотрез отказавшись приобрести новый. Газеты они покупают редко и только местные, в них нет ни строчки об Америке, а кусок передовицы с датой выпуска всегда загадочным образом страдает до полной нечитаемости. Леон вовсе не такой дурак, каким иногда предпочитает казаться. Графу незачем скрываться от времени, оно обтекает его стороной - его и тех, кто доверился и посвятил Ди свою жизнь. Леон очень ценит старания графа, это одна из граней их отношений, в которую одновременно больно и приятно всматриваться. Но когда Ди вернётся, Леон всё же серьёзно поговорит с ним. Стоит начать выписывать газеты и купить, наконец, телевизор. Время взяло своё, и больше нет смысла прятаться – последняя ниточка оборвалась. Бывший детектив встал с дивана, подошёл к стене и снял с гвоздика рамку с давно поблёкшим детским рисунком. На обоях осталось светлое пятно.

@темы: Креатив

URL
Комментарии
2015-07-07 в 16:49 

Сусуватари
Как давно не было Графа:-)

Так загадочно написано. Красиво.

2015-07-07 в 16:51 

Норда
Сусуватари, спасибо ) Разбирала книжный шкаф, откопала мангу. Села перечитывать и меня накрыло ))

URL
2015-07-07 в 16:57 

Сусуватари
Норда, замечательно получилось:-)

Только непонятно, это было "сначала финал, а потом что к этому привело", или другая реальность, где Леона сделали заново?

2015-07-07 в 17:04 

Норда
Видать, я перемудрила )) Реальность одна. И Леон в ней жив.

URL
   

Письма на снегу

главная